пастух

Верифицируемость результатов количественных исследований

Запись достаточно старая, но, после двух лет преподавания, я все так же готова под ней подписаться (особенно под первой частью)

Картина мира современного отечественного специалиста-магистранта-бакалавра, а чтобы не путаться в наименованиях скажем проще, выкормыша факультета психологии складывается на основе исследований, проведенных на материале, как ни удивительно, студентов-психологов. Т. е. психологи познают работу психологов на самих же психологах. Я не хочу сказать, что психологи не люди, но не учитывать профессиональную специфику нельзя. Научные руководители позволяют студентам забыть тезис Суворова о том, что «тяжело в учении — легко в бою», и те получают возможность насладиться на выходе его инверсированным вариантом. Это следствие №1. Номером два идет повышение степени абстрагированности процедуры и результатов количественных исследований от реальности. Не только потому, что эти студенческие произведения увеличивают объем бессмысленных данных в ноосфере (чем подстегивают и так уже взнузданную веком энтропию), более печально, что получив неправильный образец, выпустившиеся молодые специалисты начинают его воспроизводить. Ситуация была бы не столь брутальна, если бы в процессе обучения студенты писали и выполняли множество разнотипных исследований. Возможно тогда, при наложениях, модификациях, несовпадениях ситуаций им удавалось бы почувствовать детали, отражающие сложность и многообразие мира. Но, к сожалению, диплом — единственный более-менее полноценный научный труд за все 5 лет. Магистрантам везет чуть больше — они пишут 2 больших работы. Этого мало, чтобы осознать необходимость осторожного и творческого подхода к материалу и инструментарию. Так и получаются психологи с одной-двумя кальками, которые они прикладывают ко всему на свете (ибо если взять достаточно большую выборку, выйдут довольно правдоподобные результаты), получая математически точные, но совершенно никому не нужные ответы.

Индивидуальная диагностика честнее. Она позволяет исследовать конкретную личность на предмет ее соответствия категориальной сетке общества (причем не его личную структуру, а заданную психологом). Т. е. самого человека мы так и не познаем, но ходим по его идентичностям, позициям, выученностям. Количественное исследование (групповое, на предмет каких-нибудь механизмов, особенностей, закономерностей) лишено даже этого приближения. Во-первых, потому что в группе мы получаем обобщенные результаты (мать ее за ногу, статистика). Во-вторых, потому что категории, исследуемые на группах, имеют значение в динамике групп, но слабо соотносятся с поведением индивидуума (переход к группе, обобщение до группы, — это новообразование, следовательно, оно предполагает изменение качества и другие закономерности функционирования (почему-то все признают, что молекулы и вещества, или вещества и клетки — разные вещи, сравнивать которые не имеет смысла, а свойства индивида в социальной группе свободно переносят на свойства его взаимодействия в диаде/неофициальное общение!!!!/, а то и другое, почти без купюр и коррекции — принимают за индивидуальные черты личности и, что хуже, Я)).
пастух

постальмодовар: дистанция между чистой чувствительностью и Я

Эффект просмотра нового произведения Альмодовара "Кожа, в которой я живу" был сокрушиителен. Случаи такой диссоциации я могу пересчитать по пальцам.
Вот что записала по следам опыта:
Дистанция между чистой чувствительностью и Я, находящемся на символическом уровне, скрыта от осознания. Находясь на одном полюсе, воспринимаешь другой как незнакомый. Переход между ними не освоен. При попадании на непривычный полюс путь обратно приходится буквально простраивать. Для нормально развивающегося человека символический уровень, что фундирует социальный мир, становится отправной точкой, откуда регулируется и контролируется все остальное, его законы – объяснительным принципом.
Интеллект, опосредованный словом, а точнее, системой значений, стоящих за словом, занимает доминирующую позицию и поэтому определяет точку зрения на все. Интеллект, если он по какой-то причине не проникнут социальным, существует как система операций. Их связь натурализирована, но не естественна. В этом состоянии, вероятно, существуют высокофункциональные аутисты: для них социальный мир существует как внешние правила, а символический уровень в плане метафор, юмора, намеков и пр. во многом не понятен. ВПФ появляются тогда, когда натуральные функции начинают опосредоваться словом, но это еще не значит, что ребенок становится адаптированным («нормальным»). Это происходит, если слово равно системе значений (дискурсу).
Деконструкция – это работа ума, работа на уровне символического. Она постепенна: при раскрытии одних связей, другие все еще сохраняют силу. Если такое отсоединение происходит за счет смещения на уровень чувствительности и/или на уровень конкретно-действенного интеллекта, интеллекта не социального, то оно начинает функционировать по принципу да-нет.
Когда происходит отсоединение от символического уровня, сенсорные стимулы оказываются не зашумлены (ценностью, смыслами и пр.), не автоматизированы и их поступление доступно отслеживанию и проживанию.
Символическое проникнуто социальным. Социальное основано на его принципах.

Только социальное, освоенное через символический уровень, раскроется в максимальной полноте связей и значений. При доступе к нему на уровне конкретно-действенной перспективы социальный мир имеет механический искусственный вид.
пастух

проба пера

Самое страшное и , одновременно, самое завораживающее - это белый лист. Страшно нарушать его хаотичную неопределенность. Проведешь линию - и вот уже пудовой гирей придавила система координат, выстраиваются логические умозаключения, и осталось только выбирать альтернативы, скакать по вариациям. Тайна белого листа умирает, чтобы родить то ли гения, то ли урода. Это еще не ясно, его еще предстоит сотворить. Но уже нет волшебства, что заставляло робеть и всматриваться в белую поверхность в поисках... чего? Правильного ответа, который позволит реализовать самый лучший из возможных вариантов? Потому что выбирая один, ты убиваешь все остальные. Наверное. С белого листа на меня смотрит реальное, и так же, как Лакану, не дает уснуть.
  • Current Mood
    strange